Арлекино

Сегодня будем вспоминать известную песню, появившуюся в Болгарии в 1962 году. «Арлекино» написал и исполнил Эмил Димитров на стихи Васила Андреева, а спустя 13 лет она была переведена на русский и сыграла важную роль в карьере Аллы Пугачёвой.

Одна из первых пластинок Эмила Димитрова с песней «Арлекино», 1962 год.


Справка о композиторе и исполнителе из Популярного справочника-песенника:

Димитров Эмил (р. 1941) — эстр. певец и композитор, засл. арт. (НРБ). Известен с начала 60-х гг. Неоднократно гастролировал в нашей стране. Из всех его песен особенно популярна «Арлекино», за исполнение которой на фестивале «Золотой Орфей» (1975) сов. певица А. Пугачева была удостоена «Гран-при».

Вот оригинальный текст песни, написанный Василом Андреевым, с переводом на русский:
Върви каручката на стария Буо, /Влачится балаганчик старого Буо/
от град на град се нижат тъжни дни. /Из города в город, и нанизываются печальные дни./
Каручката със скъсано платно /Тележка с рваной тканью/
и куклите Мели и Арлекин. /И куклами Мели и Арлекином./

Арлекино беше дървено човече, /Арлекино был деревянным человечком/
в малкия театър на стария Буо. /В маленьком театре старого Буо./
Смееше са много публиката вечер /Публика вечером много смеялась/
на издяланата кукла от дърво. /Над деревянной куклой./

Арлекино, Арлекино!
Арлекино без сърце! /Арлекино, без сердца!/
Колко радости не знае дървеното ти лице! /Скольких радостей не знает твоё деревянное лицо!/

В театъра на стария Буо, /В театре старого Буо,/
играеше принцесата Мели. /Играла принцесса Мели./
През старото окъсано платно /Сквозь старую оборванную ткань/
се вглеждаше във нея Арлекин. /На неё засматривался Арлекин./

Арлекино гледа, всяка вечер плахо, /Арлекино смотрит каждый вечер боязливо/
стария Буо със молещи очи. /На старого Буо молящими глазами,/
Той едно сърце, в него да издяла, /Чтобы он сделал ему сердце,/
за да може да се влюби във Мели. /Чтоб он смог влюбиться в Мели./

Арлекино, Арлекино!
Арлекино без сърце! /Арлекино, без сердца!/
Колко радости не знае дървеното ти лице! /Скольких радостей не знает твоё деревянное лицо!/

Затрогнат от молбите му Буо, /Буо был тронут его просьбами,/
веднъж го взе във своите ръце. /Однажды взял его в руки,/
И в първото безчувствено дърво /И в твёрдое бесчувственное дерево/
с длето издяла мъничко сърце. /Вложил маленькое сердце./

Арлекин обикна куклата Мели /Арлекин полюбил куклу Мели/
и в любов безкрайна нежно засия. /И засиял нежно в бесконечной любви./
Той игра тъй както никога преди, /Он так играл, как никогда раньше,/
но пламнал цял от обич изгоря. /Но был охвачен огнём любви и сгорел./

Арлекино, Арлекино!
Ти от обич изгоря, /Ты сгорел от любви,/
таз последна твоя роля публиката не разбра. /Эту последнюю твою роль публика не поняла./

Върви каручката на стария Буо, /Влачится тележка старого Буо,/
останал сам със куклата Мели. /Он остался один с куклой Мели./
Над малко шепа пепел от дърво /Над горсточкой пепла от дерева/
той плачеше за своя Арлекин. /Он плакал по своему Арлекину./

Арлекино, Арлекино!
Ти от обич изгоря, /Ты сгорел от любви,/
таз последна твоя роля публиката не разбра. /Эту последнюю твою роль публика не поняла./

АРЛЕКИНО! АРЛЕКИНО!
ТИ ОТ ОБИЧ ИЗГОРЯ! /ТЫ СГОРЕЛ ОТ ЛЮБВИ!/

Поёт Эмил Димитров, запись 1962 года:

В 1975, когда Алла Пугачёва работала вокалисткой в ВИА «Весёлые ребята» под руководством Павла Слободкина, у неё появилась возможность поехать на фестиваль «Золотой Орфей». По правилам конкурса певице нужно было исполнить одну песню на свой выбор и одну, уже известную, песню болгарского композитора. Если свою песню Пугачёва выбрала быстро (ею стала «Ты снишься мне»), то найти и подготовить болгарскую всего за 12 дней казалось непосильной задачей:

Я была в отчаянии. Помню, сижу я как-то одна в полутёмном зрительном зале, а на сцене репетирует оркестр. И вдруг дверь открывается, и ко мне подходит какой-то незнакомый седой человек:
— Вы Алла Пугачёва? — спрашивает.
— Я, — отвечаю.
— Я вам кое-что принёс, по-моему, это вам подойдёт.
И протянул мне несколько нотных листов. Не успела я взглянуть на них, как человек тот исчез. Это может показаться невероятным, но именно так я получила песню «Арлекино».

Мелодия Пугачёвой приглянулась, а вот текст её не удовлетворил. Она решила заменить деревянную куклу настоящим живым клоуном и отразить переживания маленького человека, чья профессия — постоянно подвергаться насмешкам. Воплотить идею в стихи певица предлагала нескольким поэтам, пока не остановилась на варианте Бориса Баркаса:

По острым иглам яркого огня
Бегу, бегу — дорогам нет конца.
Огромный мир замкнулся для меня
В арены круг и маску без лица.
Я шут, я Арлекин, я просто — смех,
Без имени и в общем без судьбы.
Какое, право, дело вам до тех,
Над кем пришли повеселиться вы.

ПРИПЕВ:
О Арлекино, Арлекино,
Нужно быть смешным для всех.
Арлекино, Арлекино,
Есть одна награда — смех!

Выходят на арену силачи,
Не ведая, что в жизни есть печаль.
Они подковы гнут, как калачи,
И цепи рвут движением плеча.
И рукоплещет восхищенный зал,
И на арену к ним летят цветы,
Для них играют туш горят, глаза,
А мною заполняют перерыв.

ПРИПЕВ

Смешить вас мне с годами все трудней,
Ведь я не шут у трона короля.
Я Гамлета в безумии страстей
Который год играю для себя.
Всё кажется, вот маску я сниму,
И этот мир изменится со мной.
Но слёз моих не видно никому, —
Что ж, Арлекин я, видно, неплохой.

ПРИПЕВ

Павел Слободкин сделал более современную аранжировку песни, ускорил темп и придумал ввести фрагмент старого циркового марша. Изначально это был военный марш, который в конце XIX века написал композитор Юлиус Фучик (чеш. Julius Fučík). Произведение называлось «Большой хроматический марш», но затем Фучик сменил название на ставшее известным всему миру: «Выход гладиаторов». В начале XX века канадский композитор Луи-Филлип Лорандо (фр. Louis-Phillipe Laurendeau) написал аранжировку этого марша для духового оркестра, назвав её «Гром и молния». Именно тогда марш начали использовать в цирках и во время зрелищных мероприятий. (Послушать марш полностью можно здесь.)

На страницах общественно-политического литературно-музыкального звукового журнала «Кругозор» за ноябрь 1975 года можно найти такие слова:

В этом году на фестивальной эстраде курортного города Солнечный Берег снова прозвучала песня «Арлекино» известного болгарского певца и композитоора Эмила Димитрова, за которую в 1964 году он получил звание лауреата фестиваля в Сопоте. Исполнила её теперь советская певица Алла Пугачёва, и так, что завоевала главный приз — сверкающую золотом фигурку коленопреклоненного и поющего Орфея. Сложная задача — спеть всем известную песню, и актриса великолепно с этой задачей справилась: она не только рассказала в песне историю арлекина, но и сыграла её.

(Е. Тарханова, А. Жигарев. От Балтики до Средиземноморья)

Посмотрим фрагменты выступления Аллы Пугачёвой на «Золотом Орфее», 1975:

Болгарский триумф докатился до родины далеко не сразу. Трансляцию конкурса по советскому ТВ задержали. Не дремала только фирма «Мелодия», которая уже 20 июля 1975 года издала «Арлекино» на гибкой пластине. На конверте впервые крупными буквами было написано имя: «Алла Пугачёва». Таким образом, пластинку можно считать первым настоящим синглом певицы и началом её сольной карьеры:

Лицевая сторона обложки. © Мелодия, 1975

Любопытно, что на этой пластинке автором слов «Арлекино» ошибочно указали Илью Резника:
Оборотная сторона обложки. © Мелодия, 1975

В 1976 году на «Арлекино» был снят отдельный клип (фоном для него стала московская станция метро «Арбатская»), а для программы телевидения ГДР «Пёстрый котёл» Пугачёва исполнила свой хит на немецком языке:

Текст к немецкой версии написал Вольфганг Бранденштейн. Тогда же был выпущен сингл «Harlekino / Auch ohne Dich werde ich leben», записанный во время гастролей певицы в ГДР.

Источники:
Статья о песне на Википедии
Текст песни «Арлекино» на болгарском с переводом
Сергей Курий об истории «Арлекино» в познавательном журнале shkolazhizni.ru
О сингле «Harlekino» на Википедии

Поделиться: